Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 25.07.2019 N АПЛ19-250 "Об оставлении без изменения Решения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 19.04.2019 N АКПИ19-88, которым отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца второго пункта 3 Положения о лицензировании разработки, производства, испытания, установки, монтажа, технического обслуживания, ремонта, утилизации и реализации вооружения и военной техники, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.06.2012 N 581"

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июля 2019 г. N АПЛ19-250

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Б. о признании недействующим абзаца второго пункта 3 Положения о лицензировании разработки, производства, испытания, установки, монтажа, технического обслуживания, ремонта, утилизации и реализации вооружения и военной техники, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 13 июня 2012 г. N 581,

по апелляционной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя административного истца адвоката Г., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Правительства Российской Федерации Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в соответствии с Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон о лицензировании отдельных видов деятельности) Правительство Российской Федерации постановлением от 13 июня 2012 г. утвердило Положение о лицензировании разработки, производства, испытания, установки, монтажа, технического обслуживания, ремонта, утилизации и реализации вооружения и военной техники N 581 (далее также - Положение). Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 18 июня 2012 г. N 25.

Пункт 3 Положения раскрывает понятия, используемые в данном нормативном правовом акте.

Абзац второй названного пункта определяет военную технику как технические средства, предназначенные для боевого, технического и тылового обеспечения деятельности и обучения войск (сил), а также для контроля и испытания вооружения и военной техники.

Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца второго пункта 3 Положения, ссылаясь на его несоответствие пункту 8 части 1 статьи 12 Закона о лицензировании отдельных видов деятельности в части содержания понятия "военная техника". Административный истец полагает это понятие неопределенным, влекущим неоднозначное понимание и не позволяющим достоверно выделить из всего многообразия промышленных предметов, используемых в интересах вооруженных сил, такие предметы, которые бы к нему не относились. Данное обстоятельство в правоприменительной практике в сфере оборота военной техники привело к возможности произвольного признания таковой практически любого предмета гражданского назначения и незаконному ограничению оборота гражданской продукции и оказываемых в отношении ее работ и услуг, соответственно, и к необоснованному привлечению к уголовной ответственности лиц, осуществляющих работы с такой продукцией. По мнению Б., содержание абзаца второго пункта 3 Положения надлежит скорректировать, дополнив его положением о порядке отнесения технических средств и объектов к военной технике.

В обоснование заявленного требования Б. указал, что по приговору Североморского районного суда Мурманской области от 3 апреля 2017 г. был осужден на основании части 1 статьи 171 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу и освобожден от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования. При этом суд признал его виновным в том, что у ОАО Промышленная группа "Новик", в котором он занимал должность первого заместителя генерального директора, при выполнении работ по ремонту линии вала с муфтой упорного подшипника на десантном корабле отсутствовала лицензия, позволяющая осуществлять ремонт предметов, отнесенных к классу 2010 ЕКПС; имевшаяся лицензия от 24 сентября 2010 г. на ремонт вооружения и военной техники не позволяла проводить необходимые работы с предметами класса 2010 ЕКПС (элементы валопровода), в связи с чем организация в соответствии с оспоренным в части Положением должна была оформить дополнительную лицензию.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления Б. отказано.

Не согласившись с решением суда, административный истец в апелляционной жалобе просит его отменить, полагает его вынесенным при неправильном применении норм материального права, а вывод суда об отсутствии правовой неопределенности оспоренного понятия "военная техника" ошибочным.

В судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Б. не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Правоотношения, возникающие между федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности, регулирует Закон о лицензировании отдельных видов деятельности (статья 1).

Данный закон относит к полномочиям Правительства Российской Федерации в области лицензирования утверждение положений о лицензировании конкретных видов деятельности и принятие нормативных правовых актов по вопросам лицензирования (пункт 2 части 1 статьи 5).

Правительство Российской Федерации, реализуя предоставленные федеральным законодателем полномочия, постановлением от 13 июня 2012 г. N 581 утвердило Положение. Данное положение, как следует из его пункта 1, устанавливает порядок лицензирования разработки, производства, испытания, установки, монтажа, технического обслуживания, ремонта, утилизации и реализации вооружения и военной техники, осуществляемых юридическими лицами на территории Российской Федерации, который не распространяется на выполнение научно-исследовательских работ, связанных с разработкой вооружения и военной техники.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспоренное в части Положение утверждено полномочным органом с соблюдением порядка его издания.

В целях предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, обороне и безопасности государства Законом о лицензировании отдельных видов деятельности перечислены виды деятельности, подлежащие лицензированию, включая разработку, производство, испытание, установку, монтаж, техническое обслуживание, ремонт, утилизацию и реализацию вооружения и военной техники (часть 1 статьи 2, пункт 8 части 1 статьи 12).

Правовые и организационные основы деятельности органов государственной власти Российской Федерации, государственное регулирование и финансирование работ в области военно-технического сотрудничества устанавливает Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами".

Поименованный закон в статье 1 определяет понятие "вооружение и военная техника" как комплексы различных видов оружия и средств обеспечения его боевого применения, в том числе средств доставки, системы наведения, пуска, управления, а также другие специальные технические средства, предназначенные для оснащения вооруженных сил, боеприпасы и их компоненты, запасные части, приборы и комплектующие изделия к приборам, учебное оружие (макеты, тренажеры и имитаторы различных видов вооружения и военной техники).

Проведя анализ законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения, и отказывая в удовлетворении административного искового заявления Б., суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспоренное определение военной техники, предусмотренное абзацем вторым пункта 3 Положения, как технических средств, предназначенных для боевого, технического и тылового обеспечения деятельности войск (сил), а также для контроля и испытания вооружения и военной техники, корреспондирует определению военной техники, данному федеральным законодателем, каким-либо иным нормативным правовым актам большей юридической силы не противоречит, следовательно, прав административного истца не нарушает.

Учитывая изложенное, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что нормы материального права, регулирующие рассматриваемые в данном деле правоотношения, применены и истолкованы судом первой инстанции правильно в соответствии с их содержанием, вывод суда о законности оспоренного в части нормативного правового положения сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности абзаца второго пункта 3 Положения, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется.

Довод в апелляционной жалобе Б. о том, что Федеральный закон "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" не регулирует отношения в области лицензирования деятельности работ (услуг) с вооружением и военной техникой, не свидетельствует о незаконности решения суда, так как Закон о лицензировании отдельных видов деятельности (в частности, его пункт 8 части 1 статьи 12, на который ссылается Б. в обоснование заявленного требования) не раскрывает содержание понятия "военная техника".

Изложенные административным истцом в апелляционной жалобе доводы о правовой неопределенности понятия "военная техника", приводящей к его произвольному толкованию и применению, затрудняющей осуществление разграничения гражданской продукции, используемой в составе военной техники, от предметов, обладающих самостоятельным статусом вооружения и военной техники, судом первой инстанции проверялись, своего подтверждения не нашли. Эти доводы обоснованно признаны несостоятельными, поскольку оспоренное положение отвечает общеправовому критерию определенности, ясности и недвусмысленности, его содержание является четким и не допускает нарушения принципа верховенства закона.

Оспоренное определение понятия "военная техника", направленное на должную регламентацию отношений в сфере осуществления лицензирования отдельных видов деятельности, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, не может рассматриваться как вносящее в правовое регулирование неопределенность, позволяет правоприменителям единообразно его понимать и толковать.

Утверждения апелляционной жалобы о многообразии подходов в правоприменительной практике по отнесению промышленной продукции к военной технике, влекущих к необоснованному привлечению к уголовной ответственности субъектов предпринимательской деятельности, а также к созданию препятствий в процессе диверсификации оборонно-промышленного комплекса, по существу, направлены к оценке законности, обоснованности и справедливости обвинительного приговора в отношении Б. и не могут быть предметом рассмотрения настоящего административного дела.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации были выполнены судом первой инстанции при рассмотрении и разрешении данного дела.

Указания Б. на необоснованность обжалованного решения суда ошибочны, поскольку при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Ссылка Б. в апелляционной инстанции на правовую позицию Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Т., высказанную им в письме от 23 июля 2019 г. N УПП/03879-ОБ по вопросу толкования определения понятия "военная техника", не свидетельствует о незаконности обжалованного решения суда первой инстанции, которым оспоренное положение проверялось в порядке абстрактного нормоконтроля на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу и правомерно было признано законным.

Учитывая, что содержание абзаца второго пункта 3 Положения в оспоренной части признано соответствующим действующему законодательству, правовых оснований для применения судом положений части 4 статьи 216 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (о чем административный истец просит в апелляционной жалобе), позволяющей суду возложить на орган государственной власти, принявший оспариваемый нормативный правовой акт, обязанность принять новый нормативный правовой акт, заменяющий нормативный правовой акт, признанный не действующим полностью или в части, не имеется.

Утверждение Б. о необходимости изменения законодательства в области оборонно-промышленного комплекса, в частности дополнения содержания легального определения "военная техника" регламентированным порядком отнесения продукции к военной технике, фактически сводится к требованию об осуществлении нормативно-правового регулирования, что не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации, а также иных судов.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

В.П.МЕРКУЛОВ