Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17.01.2019 N АПЛ18-596 "Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 11.10.2018 N АКПИ18-873, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующими пункта 19.3 ФГОС начального общего образования, утв. приказом Минобрнауки РФ от 06.10.2009 N 373, пункта 18.3.1 ФГОС основного общего образования, утв. приказом Минобрнауки РФ от 17.12.2010 N 1897, пункта 18.3.1 ФГОС среднего общего образования, утв. приказом Минобрнауки РФ от 17.05.2012 N 413"

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2019 г. N АПЛ18-596

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ш. о признании частично недействующими пункта 19.3 федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 6 октября 2009 г. N 373, пункта 18.3.1 федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1897, пункта 18.3.1 федерального государственного образовательного стандарта среднего общего образования, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 17 мая 2012 г. N 413,

по апелляционной жалобе Ш. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., представителей административного истца З., О., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителей Министерства просвещения Российской Федерации П. и Н. относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Министерство образования и науки Российской Федерации (далее также - Минобрнауки России) приказом от 6 октября 2009 г. N 373 утвердило федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (действует в редакции приказа Минобрнауки России от 31 декабря 2015 г. N 1576) (далее - Стандарт N 373). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) 22 декабря 2009 г., регистрационный номер 15785, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 22 марта 2010 г. N 12.

Приказом Минобрнауки России от 17 декабря 2010 г. N 1897 утвержден федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования (действует в редакции приказа Минобрнауки России от 31 декабря 2015 г. N 1577) (далее - Стандарт N 1897). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 1 февраля 2011 г., регистрационный номер 19644, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 28 февраля 2011 г. N 9.

Федеральный государственный образовательный стандарт среднего общего образования утвержден приказом Минобрнауки России от 17 мая 2012 г. N 413 (действует в редакции приказа Минобрнауки России от 29 июня 2017 г. N 613) (далее - Стандарт N 413). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 7 июня 2012 г., регистрационный номер 24480, опубликован в "Российской газете" 21 июня 2012 г. N 139.

На основании пункта 19.3 Стандарта N 373 учебный план начального общего образования определяет перечень, трудоемкость, последовательность и распределение по периодам обучения учебных предметов, формы промежуточной аттестации обучающихся. Основная образовательная программа начального общего образования может включать как один, так и несколько учебных планов (абзацы первый, второй). Учебные планы начального общего образования обеспечивают преподавание и изучение государственного языка Российской Федерации, возможность преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации и родного языка из числа языков народов Российской Федерации, а также устанавливают количество занятий, отводимых на их изучение, по классам (годам) обучения (абзац четвертый). Обязательные предметные области и основные задачи реализации содержания предметных областей приведены в таблице, являющейся частью названного выше пункта.

В силу пункта 18.3.1 Стандарта N 1897 учебные планы основного общего образования обеспечивают преподавание и изучение государственного языка Российской Федерации, возможность преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации и родного языка из числа языков народов Российской Федерации, а также устанавливают количество занятий, отводимых на их изучение, по классам (годам) обучения (абзац второй). В учебный план входят следующие обязательные предметные области и учебные предметы: русский язык и литература (русский язык, литература); родной язык и родная литература (родной язык, родная литература); иностранные языки (иностранный язык, второй иностранный язык); общественно-научные предметы (история России, всеобщая история, обществознание, география); математика и информатика (математика, алгебра, геометрия, информатика); основы духовно-нравственной культуры народов России; естественно-научные предметы (физика, биология, химия); искусство (изобразительное искусство, музыка); технология (технология); физическая культура и основы безопасности жизнедеятельности (физическая культура, основы безопасности жизнедеятельности) (абзацы третий - одиннадцатый).

Пункт 18.3.1 Стандарта N 413 предусматривает, что учебные планы среднего общего образования обеспечивают преподавание и изучение государственного языка Российской Федерации, возможность преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации и родного языка из числа языков народов Российской Федерации, а также устанавливают количество занятий, отводимых на их изучение, по классам (годам) обучения (абзац третий). Учебный план предусматривает изучение обязательных учебных предметов: учебных предметов по выбору из обязательных предметных областей, дополнительных учебных предметов, курсов по выбору и общих для включения во все учебные планы учебных предметов, в том числе на углубленном уровне. В частности, абзацы восьмой - одиннадцатый названной нормы определяют, что предметная область "Русский язык и литература" включает учебные предметы: "Русский язык", "Литература" (базовый и углубленный уровни); предметная область "Родной язык и родная литература" включает учебные предметы: "Родной язык", "Родная литература" (базовый уровень и углубленный уровень).

Указом Президента Российской Федерации от 15 мая 2018 г. N 215 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" Министерство образования и науки Российской Федерации преобразовано в Министерство просвещения Российской Федерации и Министерство науки и высшего образования Российской Федерации. Функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования переданы Министерству просвещения Российской Федерации, а в сфере высшего образования - Министерству науки и высшего образования Российской Федерации (пункт 2).

Ш., являясь директором организации, осуществляющей образовательную деятельность в г. Казани Республики Татарстан, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующими пункта 19.3 Стандарта N 373, пункта 18.3.1 Стандарта N 1897, пункта 18.3.1 Стандарта N 413 в части отсутствия в них указания на государственные языки республик Российской Федерации как на обязательные предметные области и учебные предметы для формирования учебных планов организаций, осуществляющих образовательную деятельность. Полагает, что такое положение противоречит пункту 2 статьи 26.1, пункту 1, подпункту 13 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", пунктам 2, 5 статьи 3, пункту 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 г. N 1807-1 "О языках народов Российской Федерации", частям 3, 6 статьи 14 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", частям 2, 3 статьи 8 Закона Республики Татарстан от 22 июля 2013 г. N 68-ЗРТ "Об образовании", статьям 3, 8, 9 Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 г. N 1560-XII "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 Закона Республики Татарстан от 12 января 2013 г. N 1-ЗРТ "Об использовании татарского языка как государственного языка Республики Татарстан".

Нарушение своих прав Ш. усматривает в том, что оспариваемые нормативные правовые положения нарушают его права как должностного лица образовательного учреждения на участие в формировании учебных планов организации, осуществляющей образовательную деятельность в Республике Татарстан, на обеспечение воспитания и обучения на государственных языках этой республики - татарском и русском языках - в равных объемах ввиду отсутствия указания на государственные языки республик Российской Федерации как на обязательные предметные области и учебные предметы для формирования учебных планов организаций, осуществляющих образовательную деятельность.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления Ш. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленного требования. При этом указывает, что обжалованное решение постановлено с нарушением норм материального и процессуального права, при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для административного дела, при неполном исследовании всех имеющихся в деле доказательств, а содержащиеся в решении выводы не соответствуют действительным обстоятельствам административного дела. Ш. полагает, что, несмотря на то, что оспоренные им правовые нормы содержат положение об обеспечении возможности преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации, на практике такая возможность не реализуется из-за отсутствия в них прямого указания на государственные языки республик Российской Федерации как на обязательную предметную область для формирования учебных планов организаций, осуществляющих образовательную деятельность на территории республик Российской Федерации, установивших свои государственные языки; государственные языки таких республик подлежат включению в обязательные предметные области в федеральных государственных образовательных стандартах не потому, что они преимущественно тождественны родным языкам из числа народов Российской Федерации, а потому, что изучение государственных языков республик обязательно в силу их статуса.

Представитель Министерства науки и высшего образования Российской Федерации в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Представитель Минюста России в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явился, представил письменный отзыв на апелляционную жалобу Ш., не согласившись с его доводами, поддержал позицию Минюста России по данному административному делу, изложенную в суде первой инстанции.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые в части нормативные правовые акты утверждены Минобрнауки России в пределах компетенции, предоставленной законом, пункт 19.3 Стандарта N 373, пункт 18.3.1 Стандарта N 1897, пункт 18.3.1 Стандарта N 413 соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, следовательно, не нарушают прав и охраняемых законом интересов административного истца.

Статья 68 Конституции Российской Федерации устанавливает, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (часть 1).

Одновременно Конституция Российской Федерации - с учетом обусловленных факторами исторического и национального характера особенностей конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации - признает за ними право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации и гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (части 2 и 3 статьи 68), что, в свою очередь, служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации двуязычия (многоязычия).

Конкретизируя положения статьи 68 Конституции Российской Федерации, Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" определяет, что Российская Федерация в лице высших органов государственной власти осуществляет установление общих принципов законодательства Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, обеспечение функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации, содействие развитию государственных языков республик, создание условий для сохранения и развития языков малочисленных народов и этнических групп, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных образований или проживающих за их пределами (статья 6).

Согласно пункту 1 статьи 9, пункту 1 статьи 10 приведенного выше закона граждане Российской Федерации имеют право свободного выбора языка образования в соответствии с законодательством об образовании. Государство обеспечивает гражданам Российской Федерации условия для преподавания и изучения языков народов Российской Федерации в соответствии с законодательством об образовании.

Часть 1 статьи 14 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" предусматривает, что в Российской Федерации гарантируется получение образования на государственном языке Российской Федерации, а также выбор языка обучения и воспитания в пределах возможностей, предоставляемых системой образования.

Согласно приведенному закону в государственных и муниципальных образовательных организациях, расположенных на территории республики Российской Федерации, может вводиться преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации в соответствии с законодательством республик Российской Федерации. Преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ осуществляются в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами. Преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации не должны осуществляться в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации (часть 3 статьи 14).

Свободный выбор языка образования, изучаемых родного языка из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка, государственных языков республик Российской Федерации осуществляется по заявлениям родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся при приеме (переводе) на обучение по образовательным программам дошкольного образования, имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего и основного общего образования (часть 6 статьи 14).

Подпунктом 1 пункта 3 статьи 44 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" закреплено, что родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют право выбирать до завершения получения ребенком основного общего образования с учетом мнения ребенка, а также с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (при их наличии) формы получения образования и формы обучения, организации, осуществляющие образовательную деятельность, язык, языки образования, факультативные и элективные учебные предметы, курсы, дисциплины (модули) из перечня, предлагаемого организацией, осуществляющей образовательную деятельность.

Образовательная организация самостоятельно разрабатывает и утверждает образовательные программы, которые разрабатываются в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами (статьи 12, 28 приведенного выше закона).

Федеральные государственные образовательные стандарты включают требования к структуре основных образовательных программ (в том числе соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательных отношений) и их объему (пункт 1 части 3 статьи 11 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации").

Разработка и утверждение федеральных государственных образовательных стандартов согласно Закону Российской Федерации от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании", действовавшему на день утверждения оспариваемых нормативных правовых актов, осуществлялись в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (пункт 6 статьи 7).

Согласно пункту 7 Правил разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 24 февраля 2009 г. N 142, действовавших до 1 сентября 2013 г., Министерство образования и науки Российской Федерации утверждает и вводит в действие стандарты.

Подпунктом 5.2.8 Положения о Министерстве образования и науки Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 280, подпунктом 5.2.7 Положения о Министерстве образования и науки Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2010 г. N 337, данному федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в том числе в сфере образования (пункт 1), было предоставлено полномочие самостоятельно принимать федеральные государственные образовательные стандарты.

С учетом изложенного выше суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Стандарты N 373, N 1897, N 413 утверждены Минобрнауки России во исполнение требований федерального закона, в пределах предоставленных полномочий с соблюдением формы и порядка введения в действие.

Проведя в решении подробный правовой анализ содержания оспариваемых нормативных положений на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и отказывая в удовлетворении административного искового заявления, Верховный Суд Российской Федерации правильно исходил из того, что федеральные государственные образовательные стандарты - в данном случае их оспариваемые положения - не ограничивают право организаций, осуществляющих образовательную деятельность, на введение преподавания и изучения государственного языка республики Российской Федерации при разработке и утверждении соответствующих образовательных программ. Оспариваемые и связанные с ними положения стандартов обеспечивают гражданам Российской Федерации условия для преподавания и изучения языков народов Российской Федерации в соответствии с законодательством об образовании, в том числе того языка, который имеет статус государственного языка республики Российской Федерации, их содержание с учетом выявленного смысла не может рассматриваться как противоречащее приведенным в административном исковом заявлении Ш. нормативным правовым актам.

В обоснование принятого решения суд правомерно сослался на правовую позицию, высказанную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. N 16-П, о том, что вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан - носителей соответствующего государственного языка республики, в том числе проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, так и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком, включая права в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков (часть 2 статьи 26, часть 3 статьи 68 Конституции Российской Федерации), а также в сфере культуры, включая право на доступ к культурным ценностям (часть 2 статьи 44 Конституции Российской Федерации); изучение конкретного языка как государственного языка республики Российской Федерации не может осуществляться в ущерб федеральному компоненту федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для общеобразовательных учреждений Российской Федерации и препятствовать реализации права учащихся на углубленное изучение иных предметов учебного плана, включая русский язык, дисциплин по выбору и т.п. При этом учебные планы и программы должны быть составлены с учетом разнообразных жизненных ситуаций, с тем чтобы для тех учащихся, для которых конкретный язык не является родным и которые не имели возможности изучать его как учебную дисциплину в необходимом объеме, не создавались препятствия к прохождению итоговой аттестации и выдаче документа о получении основного общего образования, а также к реализации права на получение образования более высокого уровня; федеральный законодатель вправе устанавливать основы правового регулирования языков народов Российской Федерации, включая общие вопросы языковой политики, в том числе относящиеся к статусу государственных языков республик в его соотношении со статусом государственного языка Российской Федерации. Статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не может быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации.

Правильным является вывод в обжалуемом решении о том, что положения оспариваемых пунктов стандартов учебных планов обеспечивают преподавание и изучение государственного языка Российской Федерации, возможность преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации и родного языка из числа языков народов Российской Федерации, а также устанавливают количество занятий, отводимых на их изучение, по классам (годам) обучения (абзац четвертый пункта 19.3 Стандарта N 373, абзац второй пункта 18.3.1 Стандарта N 1897, абзац третий пункта 18.3.1 Стандарта N 413).

Суд первой инстанции также правомерно учел, что кроме обязательных предметных областей, в которые в соответствии с законодательством республик Российской Федерации может входить преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации (предметные области стандартов "Родной язык и литературное чтение на родном языке", "Родной язык и родная литература"), стандарты предусматривают часть, формируемую участниками образовательных отношений.

Отсутствие в положениях об обязательных предметных областях и учебных предметах оспоренных (в части) федеральных государственных образовательных стандартов непосредственного указания на государственные языки республик Российской Федерации не означает, как ошибочно полагает административный истец, что стандарты не предусматривают осуществления преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ.

В апелляционной жалобе административный истец не приводит конкретные положения действующего законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения, которым бы непосредственно противоречили оспоренные правовые положения. Доводы о том, что административный истец не оспаривал законность процедуры принятия и введения в действие оспариваемых в части нормативных правовых актов, а суд ее проверял, не свидетельствуют о незаконности решения, поскольку на основании пункта 2 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении судом административного дела об оспаривании нормативных правовых актов проверке подлежит в том числе: соблюдение требований нормативных правовых актов, устанавливающих полномочия органа на принятие нормативных актов, форма и вид, в которых орган вправе принимать нормативные правовые акты, а также соблюдение процедуры их принятия, правил введения в действие и вступления в силу.

То обстоятельство, что оспоренные правовые нормы обеспечивают реализацию возможности преподавания и изучения государственных языков республик Российской Федерации, административный истец по существу в апелляционной жалобе не отрицает. Его доводы о необходимости непосредственного указания на государственные языки республик Российской Федерации как на обязательные предметные области и учебные предметы для формирования учебных планов организаций, осуществляющих образовательную деятельность, по существу, сводятся к требованию о внесении изменений в федеральные государственные образовательные стандарты в предлагаемой административным истцом редакции, решение о чем отнесено к компетенции соответствующего федерального органа исполнительной власти, а не суда.

По изложенным выше основаниям ссылки Ш. на правовые позиции представителей различных комитетов Федерального Собрания Российской Федерации, Министерства просвещения Российской Федерации, изложенные в письмах и заключениях по вопросу о внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации", на которые ссылается административный истец в апелляционной жалобе, не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, вынесенного в соответствии с нормами материального и процессуального права. Кроме того, на основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации были выполнены судом первой инстанции.

Какой-либо нормативный правовой акт большей юридической силы, которому бы не соответствовали оспоренные в части правовые нормы, отсутствует.

В обжалованном решении правомерно отражено, что вопреки утверждениям административного истца оспариваемые им пункты стандартов не имеют положений, противоречащих требованиям статей 26.1, 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", которые определяют полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации и принципы финансового обеспечения осуществления органами государственной власти субъекта Российской Федерации полномочий по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По своему содержанию стандарты в оспариваемой части также не препятствуют реализации административным истцом, являющимся директором организации, осуществляющей образовательную деятельность на территории Республики Татарстан, положений частей 2, 3 статьи 8 Закона Республики Татарстан от 22 июля 2013 г. N 68-ЗРТ "Об образовании", статей 3, 8, 9 Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 г. N 1560-XII "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 Закона Республики Татарстан от 12 января 2013 г. N 1-ЗРТ "Об использовании татарского языка как государственного языка Республики Татарстан", предусматривающих в том числе, что государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные татарский и русский языки и что в государственных и муниципальных образовательных организациях, расположенных на территории Республики Татарстан, преподается и изучается татарский язык.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не привел в решении оценку обстоятельств применения оспариваемых пунктов федеральных государственных образовательных стандартов в отношении Ш. как должностного лица и участника правоотношений, регулируемых этими правовыми нормами, по сути сводятся к несогласию с судебными постановлениями, вынесенными в отношении административного истца по конкретному делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 5.57 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях , и не свидетельствуют о незаконности обжалованного решения суда, которым в порядке абстрактного нормоконтроля проверялось соответствие оспоренных нормативных правовых предписаний нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Указания в апелляционной жалобе на необоснованность обжалованного решения суда ошибочны, поскольку при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Утверждение административного истца о неопределенности формулировок оспариваемых правовых норм несостоятельно, поскольку содержащиеся в них требования к учебным планам четко сформулированы, не допускают двоякого толкования.

Ссылка Ш. в апелляционной жалобе на то, что в нарушение требований части 2 статьи 14 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд не оказал административному истцу содействие в реализации его прав по представлению доказательств, подтверждающих его доводы по данному делу, ошибочна, противоречит имеющимся в деле материалам, в том числе протоколу судебного заседания, содержащему сведения о том, что такая возможность Ш. была предоставлена. При этом отказ суда в удовлетворении ходатайства административного истца об истребовании письменных документов, а именно проекта Федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации", а также заключения по нему представителей различных комитетов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, на которые ссылался административный истец в своих объяснениях, правомерен, поскольку эти документы правового значения при оценке законности оспариваемых в части федеральных государственных образовательных стандартов не имеют.

Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

В.П.МЕРКУЛОВ