Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.12.2018 N АПЛ18-562 "Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 03.10.2018 N АКПИ18-768, которым отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "а" пункта 4 Указа Президента РФ от 09.05.2017 N 202 "Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года""

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2018 г. N АПЛ18-562

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Горчаковой Е.В., Крупнова И.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Б. о признании частично недействующим подпункта "д" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. N 202 "Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года"

по апелляционной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца С., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Президента Российской Федерации Марьяна Г.В., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Указом Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. N 202 "Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года" (далее - Указ) на территориях субъектов Российской Федерации, в пределах которых расположены объекты инфраструктуры, предназначенные для проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года (далее - чемпионат мира по футболу и Кубок конфедераций соответственно), а также в прилегающих к ним акваториях введены усиленные меры безопасности при проведении Кубка конфедераций с 1 июня по 12 июля 2017 г. и чемпионата мира по футболу с 25 мая по 25 июля 2018 г.

Нормативный правовой акт 10 мая 2017 г. размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru), 11 мая 2017 г. опубликован в "Российской газете" N 99 и 15 мая 2017 г. - в "Собрании законодательства Российской Федерации" N 20.

Подпунктом "д" пункта 4 Указа установлено, что на территориях городов Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи в период с 1 июня по 12 июля 2017 г. и на территориях городов Волгограда, Екатеринбурга, Казани, Калининграда, Москвы, Нижний Новгород, Ростова-на-Дону, Самары, Санкт-Петербурга, Саранска, Сочи в период с 25 мая по 25 июля 2018 г. для постановки иностранного гражданина или лица без гражданства, прибывших для временного пребывания, на учет по месту пребывания принимающая сторона, а в случаях, предусмотренных частями 3 и 3.1 статьи 22 Федерального закона от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" (далее - Закон о миграционном учете), непосредственно иностранный гражданин или лицо без гражданства в течение трех дней со дня прибытия в место пребывания обязаны представить в соответствующий территориальный орган Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) или многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг (далее - МФЦ) документы, предусмотренные законодательством Российской Федерации; направление указанных документов почтовым отправлением не допускается.

Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просил признать подпункт "д" пункта 4 Указа не действующим в той мере, в какой его предписание о возложении обязанности в течение трех дней со дня прибытия иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания в целях их постановки на учет по месту пребывания представить в соответствующий территориальный орган МВД России или МФЦ документы, предусмотренные законодательством Российской Федерации, распространяется на граждан государств - членов Евразийского экономического союза, граждан Киргизской Республики.

В заявлении указано, что исходя из пункта 6 статьи 97 Договора о Евразийском экономическом союзе, подписанного в городе Астане 29 мая 2014 г., и пункта 1 статьи 1 Соглашения между Российской Федерацией и Киргизской Республикой о порядке пребывания граждан Российской Федерации на территории Киргизской Республики и граждан Киргизской Республики на территории Российской Федерации, заключенного в городе Санкт-Петербурге 19 июня 2015 г. (далее - Соглашение между Российской Федерацией и Киргизской Республикой), граждане Киргизской Республики освобождаются от обязанности регистрации (постановки на учет по месту пребывания) в компетентных органах Российской Федерации в течение 30 дней.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления Б. отказано.

Не согласившись с таким решением, Б. подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и удовлетворить административный иск в полном объеме. Полагает, что выводы, положенные в основу решения суда, основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства Российской Федерации.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу представитель Президента Российской Федерации просит в ее удовлетворении отказать, полагая, что решение суда первой инстанции вынесено в полном соответствии с законом, оснований для его отмены не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

7 июня 2013 г. в связи с подготовкой и проведением в Российской Федерации чемпионата мира по футболу и Кубка конфедераций принят Федеральный закон N 108-ФЗ "О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ), которым в Российской Федерации обеспечивается и гарантируется безопасность физических лиц и юридических лиц, в том числе FIFA, дочерних организаций FIFA, контрагентов FIFA, конфедераций, национальных футбольных ассоциаций, Российского футбольного союза, Оргкомитета "Россия-2018", участников спортивных соревнований, иных лиц, участвующих в мероприятиях, и зрителей. Комплексная программа мер по обеспечению безопасности в периоды подготовки и проведения спортивного соревнования утверждается Президентом Российской Федерации (части 1, 2 статьи 12).

Следовательно, Указ издан Президентом Российской Федерации в пределах его компетенции в рамках реализации программы мер по обеспечению безопасности в периоды подготовки и проведения спортивных соревнований, что подтверждается также вступившими в законную силу решениями Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2017 г. N АКПИ17-472 и от 23 июля 2018 г. N АКПИ18-560.

Отношения, возникающие при осуществлении учета перемещений иностранных граждан и лиц без гражданства, связанных с их въездом в Российскую Федерацию, транзитным проездом через территорию Российской Федерации, передвижением по территории Российской Федерации при выборе и изменении места пребывания или жительства в пределах Российской Федерации либо выездом из Российской Федерации, урегулированы Законом о миграционном учете.

Согласно статье 3 этого закона правовую основу миграционного учета в Российской Федерации составляют Конституция Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации, федеральные конституционные законы, данный закон, другие федеральные законы и принимаемые в соответствии с указанными нормативными правовыми актами иные нормативные правовые акты Российской Федерации. Другие федеральные законы применяются к отношениям, связанным с осуществлением миграционного учета иностранных граждан, в части, не противоречащей Закону о миграционном учете.

При этом особенности миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в связи с осуществлением мероприятий, предусмотренных Федеральным законом от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ, устанавливаются указанным федеральным законом (часть 9 статьи 20 Закона о миграционном учете).

Пунктом 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ предусмотрено, что в период проведения спортивного соревнования Президентом Российской Федерации могут быть введены усиленные меры безопасности, включающие в себя ограничение на въезд и (или) временное пребывание граждан и проживание граждан.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что порядок постановки на учет иностранных граждан в субъектах Российской Федерации, на территориях которых вводятся усиленные меры безопасности, установленный подпунктом "д" пункта 4 Указа, сократившим сроки исполнения административных процедур по постановке на учет иностранных граждан для принимающей стороны, согласуется с положениями Закона о миграционном учете.

Судом первой инстанции также обоснованно отмечено, что ограничение в виде трехдневного срока со дня прибытия иностранного гражданина в место пребывания для представления принимающей стороной в соответствующий территориальный орган МВД России или МФЦ требуемых документов для постановки иностранного гражданина, прибывшего для временного пребывания, на учет по месту пребывания, а также запрет на направление указанных документов почтовым отправлением введены Президентом Российской Федерации в рамках полномочий, предоставленных ему частью 1 статьи 13 Федерального закона от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ.

Таким образом, действующему законодательству Российской Федерации оспариваемая норма не противоречит.

Довод административного истца о противоречии подпункта "д" пункта 4 Указа в оспариваемой части пункту 1 статьи 1 Соглашения между Российской Федерацией и Киргизской Республикой следует признать ошибочным.

Пунктом 3 статьи 4 данного Соглашения, ратифицированного Федеральным законом от 2 марта 2016 г. N 35-ФЗ, установлено, что каждая Сторона в целях обеспечения государственной безопасности, охраны общественного порядка и здоровья населения может приостановить действие этого Соглашения полностью или частично; письменное уведомление о принятом решении направляется по дипломатическим каналам другой Стороне не позднее чем за 72 часа до такого приостановления.

Из материалов дела следует, что Министерство иностранных дел Российской Федерации 26 марта 2018 г. нотой проинформировало Киргизскую Республику о приостановлении действия названного Соглашения в части, касающейся реализации Указа, на период с 25 мая по 25 июля 2018 г.

Следовательно, оспариваемое предписание Указа не может рассматриваться как противоречащее Соглашению между Российской Федерацией и Киргизской Республикой.

Довод апелляционной жалобы о правовой неопределенности подпункта "д" пункта 4 Указа несостоятелен, поскольку его содержание отвечает критериям ясности, недвусмысленности; данных о том, что в правоприменительной практике отсутствует его единообразное понимание, не имеется.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе выводы суда первой инстанции основаны на нормах материального права, проанализированных в решении, и соответствуют обстоятельствам административного дела.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, подпункт "д" пункта 4 Указа в оспариваемой части не противоречит, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал Б. в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены или изменения решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. - без удовлетворения.

Председательствующий

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии

Е.В.ГОРЧАКОВА

И.В.КРУПНОВ