Решение Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N АКПИ19-117 "Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими пунктов 2 (в части), 3 (в части), абзацев третьего, тринадцатого (в части), четырнадцатого (в части), пятнадцатого пункта 42, пунктов 82, 112 (в части), абзаца второго пункта 139 (в части), пунктов 144, 145, 147, абзаца первого пункта 150 (в части) Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утв. Приказом Минюста России от 14.10.2005 N 189, абзаца семнадцатого пункта 3 приложения N 1 (в ча

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 23 апреля 2019 г. N АКПИ19-117

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г.,

при секретаре С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ю., Н., Г. о признании недействующими пунктов 2 (в части), 3 (в части), абзацев третьего, тринадцатого (в части), четырнадцатого (в части), пятнадцатого пункта 42, пунктов 82, 112 (в части), абзаца второго пункта 139 (в части), пунктов 144, 145, 147, абзаца первого пункта 150 (в части) Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. N 189, абзаца семнадцатого пункта 3 приложения N 1 (в части), абзацев второго (в части), тридцать первого, тридцать восьмого (в части), сорок второго (в части) приложения N 2 к данным правилам,

установил:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) от 14 октября 2005 г. N 189 утверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы (далее - Правила). Нормативный правовой акт зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 7 ноября 2005 г., регистрационный номер 7139, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 14 ноября 2005 г., N 46.

По пункту 2 Правил в следственных изоляторах (далее - СИЗО) устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также решение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Режим представляет собой регламентируемые Федеральным законом, Правилами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации порядок и условия содержания под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Обеспечение режима в СИЗО, поддержание в них внутреннего распорядка возлагается на администрацию СИЗО, а также на их сотрудников, которые несут установленную законом и ведомственными нормативными актами ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей (пункт 3 Правил).

Согласно абзацам третьему, тринадцатому, четырнадцатому и пятнадцатому пункта 42 Правил камеры СИЗО оборудуются: столом и скамейками с числом посадочных мест по количеству лиц, содержащихся в камере; светильниками дневного и ночного освещения; телевизором, холодильником (при наличии возможности (камеры для содержания женщин и несовершеннолетних - в обязательном порядке), вентиляционным оборудованием (при наличии возможности).

Почтовые принадлежности (конверты, марки, бланки телеграмм) подозреваемые и обвиняемые приобретают в магазине (ларьке) СИЗО (пункт 82 Правил).

Пунктом 112 Правил установлено, что государственная регистрация заключения брака производится только при наличии документов, удостоверяющих личности вступающих в брак (паспорта), в их присутствии, в помещении СИЗО, определенном начальником СИЗО либо лицом, его замещающим, по согласованию с руководителем органа ЗАГСа. Общее количество приглашенных со стороны указанных лиц не может быть более двух человек. При государственной регистрации заключения брака всем присутствующим лицам, кроме представителя органа ЗАГСа и арестованного, необходимо иметь письменное разрешение на свидание, выданное лицом или органом, в производстве которого находится уголовное дело.

Абзацем вторым пункта 139 Правил предусмотрено, что в письменном разрешении на свидание, заверенном гербовой печатью, должно быть указано, кому и с какими лицами оно разрешается. На свидание с подозреваемым или обвиняемым допускаются одновременно не более двух взрослых человек.

В пункте 144 Правил указано, что подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации.

Свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения их количества и продолжительности. Свидания могут проводиться в условиях, позволяющих сотруднику СИЗО видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать (пункт 145 Правил).

В пункте 147 Правил закреплено, что основаниями для досрочного прекращения свидания являются: попытка передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных предметов, веществ и продуктов питания; попытка передачи лицами, прибывшими на свидание, сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления.

В соответствии с абзацем первым пункта 150 Правил подозреваемому или обвиняемому телефонные переговоры с родственниками или иными лицами предоставляются администрацией СИЗО при наличии технических возможностей на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда. Разрешение действительно только на один телефонный разговор.

В приложении N 1 к Правилам содержатся правила поведения подозреваемых и обвиняемых, абзацем семнадцатым пункта 3 которых подозреваемым и обвиняемым запрещается при движении по территории СИЗО выходить из строя, курить, разговаривать, заглядывать в камерные глазки, поднимать какие-либо предметы, нажимать кнопки тревожной сигнализации.

Приложение N 2 к Правилам устанавливает перечень предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету.

Согласно абзацам второму, тридцать первому, тридцать восьмому, сорок второму приложения N 2 к Правилам подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету: одежду в одном комплекте (в том числе установленного образца) без поясных ремней, подтяжек и галстуков, обувь без супинаторов, шнурков и металлических набоек; электрокипятильник бытовой заводского изготовления или чайник электрический мощностью не более 0,6 кВт; однотонное постельное белье белого или бежевого цветов в одном комплекте (две простыни и наволочка), полотенца (не более 2 шт.), маску из текстиля для сна, беруши; пластиковую либо алюминиевую кружку, пластиковые тарелку, ложку, вилку (пластиковая кружка и столовые приборы должны быть предназначены для горячих блюд и многоразового использования).

Абзацы четырнадцатый, пятнадцатый пункта 42 Правил и абзац второй приложения N 2 к данным правилам действуют в редакции приказа Минюста России от 31 мая 2018 г. N 96 (зарегистрирован Минюстом России 25 июня 2018 г., регистрационный номер 51417, и размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 26 июня 2018 г.). Пункт 112 Правил действует в редакции приказа Минюста России от 27 декабря 2010 г. N 410 (зарегистрирован Минюстом России 24 января 2011 г., регистрационный номер 19569, и опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 21 февраля 2011 г. N 8).

Ю., Н., Г. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просят признать не действующими пункты 2, 3 Правил в части установления режима сна с 22 до 6 часов; абзац пятнадцатый пункта 42; абзацы третий, тринадцатый, четырнадцатый пункта 42 Правил в части несоответствия стандартам оборудования камер по числу посадочных мест столами и скамейками по количеству лиц, содержащихся под стражей, светильниками ночного освещения, телевизорами, холодильниками (при наличии возможности), а также вентиляционным оборудованием (при наличии возможности); пункт 82 Правил; пункт 112 Правил в части регламентации общего количества приглашенных лиц при государственной регистрации брака - не более двух человек; абзац второй пункта 139 Правил в части, устанавливающей, что на свидание с подозреваемым или обвиняемым допускаются одновременно не более двух взрослых человек; пункты 144, 145, 147 Правил, абзац первый пункта 150 Правил в части, не устанавливающей разграничений и тем самым требующей получения разрешения на разговор с защитником; абзац семнадцатый пункта 3 приложения N 1 к данным правилам в части, запрещающей при движении по территории СИЗО разговаривать; абзацы второй, тридцать восьмой, сорок второй приложения N 2 к Правилам в части, в которой подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету предметы, а именно: один комплект одежды и постельного белья, одну пластиковую тарелку; абзац тридцать первый приложения N 2 к данным правилам.

Административные истцы считают, что оспариваемые нормативные положения противоречат части 4 статьи 15, статьям 19, 48, части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, статьям 6, 16, 22, 23 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", статьям 3, 6, 8, 10, 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также устанавливают ограничения, не предусмотренные Федеральным законом "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в связи с чем ухудшают условия их содержания в СИЗО, возлагают на них не предусмотренные действующим законом обязанности, влекущие нарушение прав, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией Российской Федерации, в том числе право на справедливое разбирательство, право на квалифицированную юридическую помощь, право на уважение их личной жизни и свободу выражения мнения.

Министерство юстиции Российской Федерации и Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях указали, что нормативный правовой акт принят федеральным органом исполнительной власти в пределах предоставленных ему полномочий, оспариваемые нормативные положения соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав и законных интересов административных истцов.

В судебном заседании административный истец Ю., которому административные соистцы Н., Г. поручили ведение дела, поддержал заявленное требование.

Представитель Министерства юстиции Российской Федерации К., представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации Р. не признали административный иск.

Выслушав объяснения административного истца Ю., действующего в своих интересах и интересах административных истцов Н., Г., возражения представителя Министерства юстиции Российской Федерации К., представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Р., проверив оспариваемые нормативные положения на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" регулирует порядок и определяет условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Согласно части первой статьи 16 названного закона (в редакции, действовавшей на день издания Правил) в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей Министерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Оспариваемые правила утверждены уполномоченным федеральным органом исполнительной власти при реализации полномочий, предусмотренных приведенным законом, согласованы с Генеральной прокуратурой Российской Федерации. Эти и иные обстоятельства, связанные с соблюдением Минюстом России порядка принятия нормативного правового акта и введением его в действие, установлены вступившими в законную силу решениями Верховного Суда Российской Федерации от 26 октября 2010 г. N ГКПИ10-1164, от 17 октября 2011 г. N ГКПИ11-1597, от 28 апреля 2014 г. N АКПИ14-210, от 23 мая 2016 г. N АКПИ16-313, от 20 февраля 2017 г. N АКПИ16-1358.

Доводы административных истцов о противоречии оспариваемых пунктов положениям Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", части 4 статьи 15, статьям 19, 48, части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, статьям 3, 6, 8, 10, 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и нарушении их прав, свобод и законных интересов основаны на неверном толковании норм права.

Частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации допускается возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина как средство защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Правовой статус подозреваемых и обвиняемых определяется статьей 6 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в соответствии с которой подозреваемые и обвиняемые пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными данным законом и иными федеральными законами.

Следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы являются одним из мест содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых (статья 7 названного закона).

Согласно части первой статьи 16 приведенного закона подозреваемые и обвиняемые пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными данным законом и иными федеральными законами. В местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей (статья 15 этого закона).

Пункты 2, 3 Правил вопреки доводам административных истцов соответствуют приведенным выше законоположениям, кроме того, их нормы не определяют непосредственно время подъема и отбоя подозреваемых и обвиняемых. Ночное время (с 22 часов вечера до 6 часов утра следующего дня) указано в пункте 157 Правил, этот период отведен для сна Примерным распорядком дня подозреваемых и обвиняемых (приложение N 4 к Правилам), что не оспаривается по настоящему делу.

Установленный в СИЗО режим, в котором время отбоя и подъема совпадают с периодом ночного времени, обусловлен выполнением требований пункта 10 части первой статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", согласно которому подозреваемые и обвиняемые имеют право на восьмичасовой сон в ночное время, в течение которого запрещается их привлечение к участию в процессуальных и иных действиях, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Пункт 21 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в свою очередь, к ночному времени также относит промежуток с 22 до 6 часов по местному времени.

Обеспечение права подозреваемых и обвиняемых на восьмичасовой сон в ночное время не может рассматриваться как противоречащее требованиям закона, Конституции Российской Федерации или Конвенции.

Не противоречат закону и предусмотренные абзацами третьим, тринадцатым, четырнадцатым пункта 42 Правил положения о том, что камеры СИЗО оборудуются: столом и скамейками с числом посадочных мест по количеству лиц, содержащихся в камере; светильниками ночного освещения; телевизором, холодильником (при наличии возможности (камеры для содержания женщин и несовершеннолетних - в обязательном порядке); вентиляционным оборудованием (при наличии возможности).

В соответствии с пунктом 4 части второй статьи 16 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" Правилами внутреннего распорядка устанавливается в том числе порядок материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых.

Порядок оборудования камер регламентируется сводом правил СП 247.1325800.2016 "Следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы. Правила проектирования", утвержденным приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 15 апреля 2016 г. N 245/пр (далее - Свод правил СП 247.1325800.2016), в соответствии с которым в обязательном порядке камеры следственных изоляторов оборудуются светильниками дежурного (ночного) освещения.

Установление размеров столов и скамеек, а также требований к светильникам ночного освещения, в отношении которых административными истцами изложены доводы о нарушении их прав, не относится к предмету правового регулирования Правил.

Согласно статье 23 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" все камеры обеспечиваются средствами радиовещания, а по возможности телевизорами, холодильниками и вентиляционным оборудованием.

Особенности содержания под стражей женщин и несовершеннолетних установлены Федеральным законом "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в силу статей 30, 31 которого в местах содержания под стражей для беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, а также несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых создаются улучшенные материально-бытовые условия и устанавливаются повышенные нормы питания и вещевого обеспечения, определяемые Правительством Российской Федерации.

Вопреки доводам административных истцов положения пункта 42 Правил в оспариваемой части согласуются с приведенными выше законоположениями и не могут рассматриваться как имеющие дискриминационный характер.

Кроме того, в силу статьи 26 названного закона при наличии соответствующих условий администрация мест содержания под стражей обеспечивает подозреваемым и обвиняемым дополнительные платные бытовые и медико-санитарные услуги, перечень и порядок предоставления которых устанавливаются Правилами внутреннего распорядка.

В приложении N 3 к Правилам закреплен порядок оказания дополнительных платных услуг, согласно пункту 1 которого администрация СИЗО обеспечивает подозреваемым и обвиняемым, при наличии соответствующих условий, такую платную услугу, как выдача во временное пользование электрокипятильника, электробритвы, электровентилятора, дополнительного холодильника или телевизора.

Частью первой статьи 20 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" предусмотрено, что подозреваемым и обвиняемым разрешается вести переписку с родственниками и иными лицами без ограничения числа получаемых и отправляемых телеграмм и писем. Отправление и получение корреспонденции осуществляются за счет средств подозреваемых и обвиняемых.

На основании пункта 16 части первой статьи 17, статьи 25 данного закона подозреваемым и обвиняемым разрешается получать без ограничения количества посылки, вес которых не должен превышать норм, предусмотренных почтовыми правилами, а также передачи, общим весом не более тридцати килограммов в месяц, согласно статье 22 этого закона им предоставляется право приобретать по безналичному расчету продукты питания, предметы первой необходимости, а также другие промышленные товары.

В соответствии с приложением N 2 к Правилам подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету в том числе бумагу для письма, тетради, пластиковые файлы или папки, почтовые конверты, открытки, почтовые марки.

Пункт 47 Правил предусматривает, что для написания предложений, заявлений и жалоб подозреваемым и обвиняемым по их просьбе выдаются письменные принадлежности (бумага, шариковая ручка).

Содержащееся в пункте 82 Правил положение о том, что почтовые принадлежности подозреваемые и обвиняемые приобретают в магазине (ларьке) СИЗО, не противоречит требованиям Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и не препятствует подозреваемым и обвиняемым при отсутствии денежных средств на лицевых счетах получать почтовые принадлежности посредством посылок или передач.

Подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу и которые содержатся в следственных изоляторах и тюрьмах, имеют право заключать и расторгать брак, участвовать в иных семейно-правовых отношениях в случае, если это не противоречит закону (пункт 6 части второй статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" в пункте 7 статьи 27 устанавливает, что государственная регистрация заключения брака с лицом, находящимся под стражей или отбывающим наказание в местах лишения свободы, производится в помещении, определенном начальником соответствующего учреждения по согласованию с руководителем органа записи актов гражданского состояния.

Правилами внутреннего распорядка в силу части второй статьи 16 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" устанавливается в том числе порядок участия подозреваемых и обвиняемых в семейно-правовых отношениях и гражданско-правовых сделках.

С учетом выполнения требований законодательства Российской Федерации относительно обеспечения прав подозреваемых, обвиняемых и режима содержания под стражей пунктом 112 Правил установлено ограничение по количеству приглашенных лиц (не может быть более двух человек), а также определена необходимость наличия у них разрешений лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, что не противоречит Федеральным законам "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и "Об актах гражданского состояния", а также Семейному кодексу Российской Федерации, не предусматривающим для этих целей приглашенных лиц и их количество.

Порядок предоставления свиданий с защитником, родственниками и иными лицами регламентирован статьей 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

Пункты 139, 144, 145, 147 Правил, регулирующие вопросы, связанные с проведением свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником, родственниками и иными лицами, воспроизводят положения частей второй, третьей, четвертой статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", предусматривающих, что свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать. В случае попытки передачи защитником подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания свидание немедленно прерывается. Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое. Свидания с родственниками и иными лицами осуществляются под контролем сотрудников мест содержания под стражей и в случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания либо сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, прерываются досрочно.

Указанные нормы Правил не вступают в противоречие с приведенными законоположениями, в целях реализации которых они приняты.

В частности, абзац второй пункта 139 Правил, предусматривающий, что на свидание с подозреваемым или обвиняемым допускаются одновременно не более двух взрослых человек, конкретизирует порядок проведения свиданий, установление которого в данном случае относится к полномочиям Минюста России. Пункт 143 Правил определяет, что свидания подозреваемых и обвиняемых с родственниками и иными лицами проводятся под контролем сотрудников СИЗО в специально оборудованных для этих целей помещениях через разделительную перегородку, исключающую передачу каких-либо предметов, но не препятствующую переговорам и визуальному общению.

Положение пункта 139 Правил учитывает в том числе физические характеристики обустройства таких помещений. Так, согласно Своду правил СП 247.1325800.2016 в зале для проведения краткосрочных свиданий устраивается продольная (кирпичная) перегородка, оборудованная на уровне 0,9 м от поверхности пола с расположенным выше перегородки оконным проемом высотой 1,3 м, остекленным устойчивым к пробиванию стеклом. По обе стороны перегородки устанавливают столешницы и устраивают кабины шириной 1,4 м и глубиной 0,9 м, оборудованные переговорными устройствами. На случай прибытия на свидание двух посетителей с детьми 1 - 2 кабины выполняют шириной 2,0 м.

Доводы административных истцов о превышении компетенции Минюстом России при изложении пунктов 144, 145, 147 Правил, в которых не установлен самостоятельный порядок свидания с защитником, а воспроизведены нормы закона о таком свидании, подлежат отклонению.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. N 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами", разрешая вопрос о соблюдении органом или должностным лицом компетенции при издании оспариваемого нормативного правового акта, следует учитывать, что воспроизведение в этом акте положений нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, само по себе не свидетельствует о незаконности оспариваемого акта (пункт 28).

Согласно пункту 6 части второй статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу и которые содержатся в следственных изоляторах и тюрьмах, имеют право на платные телефонные разговоры при наличии технических возможностей и под контролем администрации с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда. Порядок организации телефонных разговоров определяется федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находится место содержания под стражей.

С требованиями закона не входит в противоречие пункт 150 Правил, предусматривающий, что подозреваемому или обвиняемому телефонные переговоры с родственниками или иными лицами предоставляются администрацией СИЗО при наличии технических возможностей на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда. Разрешение действительно только на один телефонный разговор.

Доводы административных истцов о нарушении этим нормативным положением их права на получение квалифицированной юридической помощи являются неправильными.

Как и Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (статьи 17, 18, 20, 25, 30, 41), Правила употребляют термин "родственники и (или) иные лица" не применительно к защитникам.

Приведенные положения Правил обоснованы необходимостью соблюдения требований статьи 3 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", а именно целями содержания под стражей, предусмотренными Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. В этой связи, а также с учетом необходимости выполнения задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, пункт 150 Правил не противоречит Федеральному закону "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

В силу части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Условия и порядок реализации права подозреваемого, обвиняемого на помощь адвоката (защитника) регламентированы Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, его статьями 46 (часть четвертая), 47 (часть четвертая), 49 (часть третья).

Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания, наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Им предоставлено право вести переписку, в частности направлять защитнику предложения, заявления и жалобы (пункт 8 части первой статьи 17, часть первая статьи 18, статьи 20 и 21 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

Поименованным законом (часть первая статьи 18) предписано, что свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера; если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность.

Предусмотренный Правилами порядок реализации права на телефонный разговор, обусловленный правовым статусом находящегося под стражей подозреваемого и обвиняемого, не может расцениваться как недопустимое ограничение или нарушение их прав в указанном административными истцами аспекте получения квалифицированной юридической помощи.

Доводы административных истцов о том, что Правила в оспариваемой части ставят осуществление телефонных переговоров в зависимость от материального положения обвиняемого, наличия технической возможности и усмотрения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда, не указывают на наличие правовых оснований для признания их недействующими. Подобные установления полностью соответствуют приведенным выше требованиям пункта 6 части второй статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", предусматривающим, кроме прочего, право именно на платные телефонные переговоры.

В силу пунктов 1, 2, 8 части первой статьи 36 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" подозреваемые и обвиняемые обязаны соблюдать порядок содержания под стражей, установленный данным федеральным законом и Правилами внутреннего распорядка; выполнять законные требования администрации мест содержания под стражей; не препятствовать сотрудникам мест содержания под стражей, а также иным лицам, обеспечивающим порядок содержания под стражей, в выполнении ими служебных обязанностей.

Лица, содержащиеся в СИЗО, относятся к категории лиц, права которых ограничены законом, согласно которому они обязаны соблюдать порядок содержания под стражей, установленный законом и Правилами.

В СИЗО устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также решение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (пункт 2 Правил).

Указанный в абзаце семнадцатом пункта 3 приложения N 1 к Правилам запрет - при движении по территории СИЗО выходить из строя, курить, разговаривать, заглядывать в камерные глазки, поднимать какие-либо предметы, нажимать кнопки тревожной сигнализации - относится к порядку содержания под стражей, соответствует требованиям закона, согласно которому правила поведения подозреваемых и обвиняемых в местах содержания под стражей устанавливаются Правилами внутреннего распорядка (часть третья статьи 16 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

Соблюдение подозреваемыми и обвиняемыми названных правил поведения обусловлено требованиями режима, включая обеспечение изоляции, позволяет сотрудникам СИЗО контролировать действия таких лиц, соблюдать меры по обеспечению личной безопасности как подозреваемых и обвиняемых, так и администрации СИЗО и ее сотрудников, предотвращать правонарушения в местах содержания под стражей. Данное регулирование согласуется со статьями 3, 15, 16, 17, 21, 32 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

В соответствии с приведенным выше законоположением Правилами в приложении N 2 установлен перечень предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету.

Содержание абзацев второго, тридцать первого, тридцать восьмого, сорок второго приложения N 2 к Правилам, согласно которым подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету, кроме прочего: одежду в одном комплекте, перечисленную в перечне; электрокипятильник бытовой заводского изготовления или чайник электрический мощностью не более 0,6 кВт; однотонное постельное белье белого или бежевого цветов в одном комплекте (две простыни и наволочка); пластиковую либо алюминиевую кружку, пластиковые тарелку, ложку, вилку, не имеет противоречий с законом, который, в свою очередь, не определяет подобный перечень предметов первой необходимости и других вещей.

Доводы административных истцов о несоответствии таких нормативных положений закону мотивированы их несогласием с самим перечнем и направлены на необходимость изменения, как они полагают, действующего правового регулирования сообразно их представлениям о целесообразности видов и количества таких вещей. Вместе с тем, как отмечено ранее, установление подобного перечня федеральным законодателем отнесено к полномочиям Минюста России.

Проверяемые пункты Правил не противоречат принципам содержания под стражей, закрепленным в статье 4 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", а также положениям Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (г. Женева, 30 августа 1955 г.).

Иные доводы административных истцов фактически связаны с действиями и решениями конкретной администрации СИЗО в период их нахождения в таком учреждении, которые могут быть обжалованы и проверены в установленном законом порядке.

Оспариваемые нормативные положения не нарушают прав административных истцов в указанных ими аспектах, соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, что по результатам рассмотрения административного искового заявления влечет принятие решения об отказе в удовлетворении заявленных требований согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Ю., Н., Г. о признании недействующими пунктов 2 (в части), 3 (в части), абзацев третьего, тринадцатого (в части), четырнадцатого (в части), пятнадцатого пункта 42, пунктов 82, 112 (в части), абзаца второго пункта 139 (в части), пунктов 144, 145, 147, абзаца первого пункта 150 (в части) Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. N 189, абзаца семнадцатого пункта 3 приложения N 1 (в части), абзацев второго (в части), тридцать первого, тридцать восьмого (в части), сорок второго (в части) приложения N 2 к данным правилам отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Ю.Г.ИВАНЕНКО